Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

ВИЗЫ И МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ КОНФЛИКТЫ

Я отлично понимаю политиков, которые выступают за введение виз со странами СНГ. Это популярно. Народу нравится. Просто. Введем визы и исчезнет этническая преступность, появится работа и дворники славянской внешности будут по утрам Вам приветливо улыбаться, а ненавистные таджики исчезнут с глаз долой. И будет всем счастье.. Так вот, дорогие мои. Это обман. Ничего, ровным счетом ничего, не изменится!

Этническая преступность сохранится, ибо связана она в основном с выходцами с Северного Кавказа, а совсем не с таджиками, казахами и армянами. Введение виз с СНГ проблемы не решают. Вопрос взаимоотношений с Северным Кавказом борцы за визы трогать не хотят, поскольку это вопрос целостности России. Боязно. Честнее было бы ставить вопрос о референдуме в отношении судьбы Кавказа. Но этого никто не делает. Страшно и скандально. У меня по этому поводу непопулярная позиция-несмотря на все проблемы с Кавказом, его отделять нельзя. Получим гниющую рану-рассадник терроризма и радикального ислама. И мучения, еще более серьезные, продолжатся.

Теперь по поводу работы. Население страны сокращается. Смертность выше рождаемости вот уже более 20 лет. Потери только за годы правления Путина более 5 млн человек. Число людей трудоспособных тоже падает. Сейчас в экономике занято 8 млн мигрантов - около 10% работающих. Выселим и гарантирован экономический кризис. Хотим, чтобы экономика рухнула, выросли цены?? Нет, тогда терпите. Либо рожайте, чтобы детей было хотя бы как у меня. Нет такой возможности? Придется смириться с миграцией.

Мы должны понять, что в нынешней демографической ситуации, когда продолжается сокращение славянского населения и растет число граждан-мусульман конфликты, в том числе кровавые, на межэтнической почве неизбежны. Главная задача - их пресекать или хотя бы минимизировать. И здесь важнейшую роль играет государство, его ключевые институты - полиция и суд. Которых нет. Путин эти институты уничтожил. Дееспособное государство отсутствует. Есть алчная, циничная бригада у власти, думающая о своих карманах и дворцах в Майами.

Полиция работает из рук вон плохо. События в Пугачеве и Бирюлево это показали. Про суд и говорить нечего.
Так что, если хотим безопасности для себя и детей, надо в первую очередь создавать дееспособную, неподкупную полицию и суд. Возможно это с Путиным?? Нет! Тогда лозунг Россия без Путина! Синоним лозунгу межнационального мира.
А визы можно вводить, можно не вводить. Проблемы это не решит. Проблему решит честное, дееспособное государство, которое нам еще предстоит построить.

Блог на сайте "Эхо Москвы"

Эльбрус. Восхождение - преодоление

В воскресенье поздно вечером вернулся в покрытую смогом Москву. Вернулся с восхождения на Эльбрус. Глаза слезятся, першит в горле, но кислорода все равно существенно больше, чем на отметке 5623 метра – восточной вершине Эльбруса, которой удалось достичь днем 7 августа.

Я не альпинист. Первый раз в январе этого года вместе с Альфредом Кохом поднялся на небольшую (около полутора тысяч метров) гору Хохриз в Баварии. Было тяжело. Но ощущения, что ты можешь, преодолев трудности, достичь вершины, оказались захватывающими. И тогда мы решили взойти на Эльбрус – самую высокую точку России и Европы.

Все 8 месяцев я тщательно готовился. 6-7 дней в неделю бегал в спортзале и на улице, а в июне и в июле поднимался на Вильдер Кайзер и тот же Хохриз, что в Альпах. Однако Альпы так же отличаются от Кавказа, как Европа от России. Кавказ, как оказалось, гораздо более дикий, неприступный, непредсказуемый и совершенно необустроенный.

2 августа вместе с А.Кохом, Ян Филипп Мюллером из Баварии и Ильей Яшиным мы прилетели в базовый лагерь на высоту 2500 метров. Базовый лагерь находится на Северном склоне Эльбруса, недалеко от поляны генерала Эммануэля, с которой в начале 19 века первая русская экспедиция осуществила восхождение по Северному маршруту на вершину Эльбруса. Маршрут, который нам предстояло пройти, обозначен на карте.



Восхождение предполагает акклиматизацию. В первый день мы побывали в долине нарзанов, в долине Замков и Серебряном источнике. Красотища неописуемая! Хотя в глаза бросается полное отсутствие элементарной инфраструктуры. Ни дорог тебе, ни самых примитивных гостиниц, ни элементарных удобств, не работают мобильные телефоны, я уже не говорю про интернет.


С Яном Филиппом в нарзановом источнике





Кавказский исполин Эльбрус точно мог бы стать центром мирового туризма и дать десятки тысяч рабочих мест жителям Северо-Кавказских республик. Но для этого наши доблестные власти должны перенять опыт хотя бы у африканской страны Танзании, где находится самая высокая точка Африки – гора Килиманджаро. Туристический бизнес вокруг Килиманджаро составляет важнейшую часть экономики этой страны, и Хлопонину с Путиным стоит срочно перенять этот африканский опыт. Никакой иронии тут нет, есть констатация очевидного факта – кроме высокопарной болтовни о подъеме экономики Кавказа, новых рабочих местах, туризме, больше ничего нет.

Северный маршрут довольно трудный и редкий для восхождения на Эльбрус. Обычно туристы идут по проторенным дорожкам Южного маршрута. Характерно, что во время войны немцы захватили Эльбрус именно через южные склоны (через «Приют одиннадцати»). Через этот приют туристов и сейчас забрасывают на ратраках на высоту 5000 метров, а оттуда они уже идут к вершине. Мы выбрали более сложный Северный маршрут.

3 августа - первое испытание.
Мы должны были подняться к штурмовому лагерю на высоту 3800 метров, а потом вернуться назад. Восхождение заняло около 4,5 часов. Штурмовой лагерь находится прямо на краю огромного ледника, покрывающего Эльбрус. Добравшись до лагеря, я ощутил первые признаки горной болезни: головную боль и легкую тошноту, по-моему и остальные участники чувствовали себя дискомфортно. Вечером мы спустились в базовый лагерь.




Альфред, Ян Филипп и я на фоне Эльбруса


4 августа мы опять поднялись к границе ледника и заночевали в палатках.



5 августа мы поднялись по леднику до отметки 4600 метров к знаменитым скалам Ленца.
Нижняя кромка ледника издалека кажется похожей на белую кожу с целлюлитом. «Целлюлит» - это огромные трещины в леднике, которые происходят из-за таяния льда, а под трещинами бурным потоком текут реки талой воды. Попасть в трещину смертельно опасно. Чтобы этого не случилось, мы шли в связке.





Первое же восхождение на ледник доказало важность страховки: в трещину провалился Яшин, и если бы не страховка и помощь моя и Коха, вряд ли бы он спасся.
Достигнув скал Ленца, вечером мы вернулись в штурмовой лагерь.

6 августа - счастливый день. Мы отдыхали перед штурмом.

Штурм начался в половине второго ночи 7 августа и продолжался 17 часов.
11 часов мы штурмовали восточную вершину Эльбруса (5623 метра) и чуть меньше 6 часов спускались в штурмовой лагерь.
Ночью был пронзительный ветер, холод проникал через ветрозащитную и влагостойкую одежду. Температура опускалась до -10 градусов при ветре 20-25 м\сек. Такого перенапряжения физических сил я не испытывал никогда в жизни. Чтобы понять тем, кто в горах не был, что происходит при восхождении, советую сделать следующее: Встать на беговую дорожку, задать уклон дорожки 25-35 градусов (именно такой уклон на Эльбрусе) и очень медленно, может быть даже с остановками одиннадцать часов идти по этой дорожке. При этом в спортзале откачивается воздух, а кондиционер гонит в лицо холодный морозный воздух.

Примерно на отметке 4800 падает Яшин. Его тошнит, дальше он идти не может. Его восхождение закончилось там, где незадолго до этого разбился вертолет МИ-8 российских вооруженных сил. Яшин ушел вниз.
Дальнейшее восхождение мы продолжили уже втроем вместе с нашими инструкторами – замечательными альпинистами Юрием Рощиным и его помощницей Евгенией.

На высоте 5200, где заканчиваются скалы Ленца, стало безумно тяжело.
Болела голова, мозг почти отключался, но сцепив зубы, мы продолжали движение. Каждые 100 метров высоты мы проходили примерно за час-полтора. Я не мог себе представить, сколь медленно может ходить человек. Чтобы сделать шаг, необходимо было 3-4 раза вдохнуть и выдохнуть. Последние 400 метров, уклон 35 градусов, а кислорода почти в два раза меньше, чем на равнине.
Примерно в полдень я оказался на самой высокой вершине России и Европы.
Чуть позже до неё добрались Альфред и Ян Филипп.
Альфред сказал, что его мозг умер, и он категорически отказывается спускаться вниз. Ян Филипп имел настолько страдальческий вид, что не хотел фотографироваться, чтобы потом не испугать своих близких.
Тем не менее, ряд фотографий мы сделали.


Впервые знамя «Солидарности» на самой высокой вершине России. Под нами Большой Кавказский хребет.

Вообще Эльбрус это огромный двуглавый вулкан, с восточной вершины которого хорошо виден кратер и близнец – западная вершина. В хорошую погоду на расстоянии 300 км видно Черное море, но 7 августа видимость была ограниченной.
Шестичасовое возвращение сопровождалось грозой с градом, молнии попадали в свежий снег и лед, а поскольку мы были в металлических кошках и шли с лыжным палками, периодически нас ударяло током.

Около шести вечера мы смертельно уставшие вернулись в лагерь.
При возвращении в трещину попал Ян Филипп, которого спас сотрудник МЧС по имени Толя, направлявшийся нам навстречу в связи с чрезвычайной ситуацией.

Я люблю Высоцкого, его песни про альпинистов, кинофильм «Вертикаль». Помните, там есть строчки:
Весь мир на ладони,
Ты счастлив и нем,
И только немного завидуешь тем,
Другим, у которых вершины еще впереди.


С первой частью я согласен, а со второй нет – совсем не завидую тем, кому предстоят вершины.

И все-таки круто, что я это сделал!